Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Любовь Козырева – о пластинке «Марш Агафуров»

С конца марта по 6 июля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

Научный сотрудник Музейного клуба «Дом Агафуровых» Любовь Валентиновна Козырева рассказывает о загадочной грампластинке с записью «Марш Агафуров».

В ноябре 2018 года мы проводили в стенах Музейного клуба «Дом Агафуровых» юбилейное мероприятие – музейный культурно-исторический фестиваль «Наследие Агафуровых. Слагаемые исторической памяти», приуроченный к 135-летию со времени основания торгового дома «Бр. Агафуровы»и 165-летию со дня рождения Камалетдина Агафурова. Кроме того, именинниками были не только сами Агафуровы, но и деревянный двухэтажный дом Камалетдина Агафурова, построенный в 1898 году, – ему исполнилось 120 лет.

Во время фестиваля Бадри Девишев, правнук Зайнетдина Агафурова, преподнес в дар Музейному клубу грампластинку фирмы «Зонофон» с записью «Марш Агафуров» автора Кассау. Грампластинка была в оригинальном конверте, на котором написано название торгового дома «Бр. Агафуровы», а также напечатан торговый знак фирмы.

Как много вопросов сразу задавал этот новый экспонат! Как и когда появилось это произведение? Кто мог заказать и преподнести грампластинку, и к какому событию? Кто это таинственный композитор? И что означают символы торгового знака?

Наверное, неслучайно появилась на свет эта грампластинка. Купцы Агафуровы продавали в своих магазинах и патефоны (граммофоны), и грампластинки многих фирм. Судя по рекламе, сотрудничали они чаще всего с Акционерным Обществом «Граммофон» («Зонофон») и фирмой «Бр. Пате».

Особенно интересна реклама патефонов «Бр. Пате»: она гласит, что патефоны играют без иголок, а большие концерт-патефоны и вовсе могут заменить собой оркестр из 60 человек. Конечно же, иглы в них были, но не обычные стальные, а особые – дорогие, сапфировые, и очень маленькие, незаметные. Иголки в подобных патефонах еще называли «вечными». И пластинки для таких патефонов были необычными, так как использовался для их производства совсем другой способ записи. О подобных патефонах и грампластинках рассказывал старший научный сотрудник Музея радио имени А. С. Попова Борис Кошелев.

Отделы музыкальных товаров, по-видимому, были во всех отделениях торгового дома «Бр.  Агафуровы». Неизвестно, торговали ли Агафуровы музыкальными товарами на Ирбитской ярмарке, но подобная разнообразная реклама, во всяком случае, была и там.

Музыкальными товарами в Екатеринбурге торговали не только братья Агафуровы. Известный музыкальный магазин «Ф. М. Кеттерер и Ко» продавал и музыкальные инструменты, и ноты. Музыкальные инструменты встречались и ассортименте магазинов А. Н. Захо.

Но братья Пате на страницах своего каталога писали, что их товары в Екатеринбурге, Перми и Тюмени продают именно Агафуровы. А еще в магазинах купцов Агафуровых можно было прибрести билеты на концерты в Зал Маклецкого!

Что касается фирмы «Зонофон» (это отделение Акционерного Общества «Граммофон»), торговый дом «Бр. Агафуровы» вели с ними давнее и, по-видимому, достаточно успешное сотрудничество. В официальных известиях Акционерного Общества в январе 1909 года даже появилась статья под названием «25-летний юбилей», в которой читаем:

«1-го января 1909 года исполнилось 25 лет со времени основания торгового дома Братья Агафуровы в Екатеринбурге. В ознаменование этого торжественного дня, фирма внесла 5000 рублей для образования фонда в кассе взаимопомощи ея служащих, которых насчитывается 300 человек, и особого благотворительного капитала имени фирмы. Принося юбиляру-фирме, как своему уважаемому сотруднику, искренния поздравления, Акционерное О-во Граммофон от себя послало в образуемый фонд 250 рублей».

А что известно об авторе «Марша Агафуров» по фамилии (?) Кассау? Услышать запись этого марша можно по ссылке. Одни слушатели считают эту музыку музыкальным портретом семьи Агафуровых, другие отмечают ироничный характер марша, как будто бы шествуют под него нагруженные приобретениями довольные покупатели магазинов Агафуровых.

Грампластинка «Марш Агафуров» вышла в продажу в ноябре 1910 года. Запись пластинки, согласно сайту www.russian-records.com, выполнил 25 июля 1910 года в Лондоне собственный оркестр фирмы «Зонофон» – «Блэк Даймоднз». Идея подарка Агафуровым к юбилею возможна, если бы не расстояние между двумя датами: самим юбилеем и датой записи и выхода пластинки. Кому принадлежит идея подарка, или это вовсе не подарок, а вполне целенаправленный заказ самих Агафуровых? Может быть, личность автора произведения немного прольет свет на эту историю?

Не мы первые и не мы последние пытались отыскать композитора, сочинившего марш. Так, подобные попытки предпринимал совсем недавно Рустам Бикбов: его пост о Кассау можно посмотреть здесь. И на сайте www.russian-records.com на него ссылается один из пользователей. Но информации достаточно мало, а столичные архивы в период карантина не смогли нам помочь, поэтому, имея лишь скудную информацию, предлагаем немного пофантазировать, опираясь на известные факты…

Из статей Н. В. Никитина и Л. К. Шабалиной «Из истории становления симфонических сезонов в Екатеринбурге-Свердловске (1880–1930)» узнаем следующее:«В период 1905–1909 гг. дирижером оркестра Общественного собрания стал приезжий скрипач О. К. Кассау. По словам одного из лидеров музыкального кружка Гр. А. Свечина, именно оркестр Общественного собрания в начале ХХ века вырос в коллектив, который стал ведущим в пропаганде серьезной симфонической музыки. Члены ЕМК видели в этом большую заслугу нового дирижера оркестра О. К. Кассау. «Он много потрудился, чтобы превратить наш клубный (для танцев) оркестр в симфонический», – писал Г. Свечин. Программы О. Кассау «дают право Екатеринбургу гордиться тем, что в далекой провинции можно наслаждаться симфоническими оркестрами, доступными в большинстве случаев лишь большим музыкальным центрам». С серьезным и разнообразным симфоническим репертуаром оркестр, как правило, выступал летом, в Клубном саду (позднее сад им. Вайнера). Зимой он по-прежнему использовался преимущественно как бальный в здании самого клуба, т. е. Общественного собрания. О. К. Кассау проработал в Екатеринбурге несколько лет до конца 1909 г.».

Следующая статья, которая нас интересует, напечатана в № 2 за 2018 г. журнала «ВЕСИ». Ее автор – Сергей Беляев, а название – «Уральские композиторы доконсерваторской эпохи». Из статьи мы узнаем еще одну интересную информацию: «… капельмейстер Отто Карлович Кассау. Уроженец Германии, там же получивший музыкальное образование, он возглавлял оркестр Общественного собрания с 1905 по 1910 год. Публика, посещавшая бенефисы капельмейстера в Клубном саду, была знакома с ним как с композитором — авторов оркестровых сочинений. На сентябрьском концерте в Городском театре Кассау познакомил слушателей со своей «Элегией» для скрипки и фортепиано». Возможно, там и произошло знакомство Агафуровых с О. К. Кассау.

Произведения Отто Карловича Кассау («Элегия», «Марш Варяг» и другие) встречаются в качестве нотного материала в библиографических сведениях столичных библиотек. А вот одно из них – романс «Ты полюби» – можно услышать как в записи начала ХХ века, так и в современном исполнении.

Скудная информация из Сети позволила представить жизненный путь О. Кассау периода до Екатеринбурга и после. Возможно, до приезда на Урал Кассау управлял оркестром театра Неметти в Санкт-Петербурге. Частный театр Неметти находился на Петербургской стороне на месте нынешнего дома № 16 по Чкаловскому проспекту.

Причины, отправившие Кассау на Урал, остаются неизвестны. Да и на Урале, судя по газетным заметкам того времени, Отто Карлович Кассау не засиделся. Так, 4 августа 1910 года газета «Уральская жизнь» (№ 167) пишет: «Капельмейстер оркестра общественного собрания О. К. Кассау приглашен капельмейстером оркестра в синематограф г. Имшенецкого». А уже 11 октября этого же года сообщает, что «11 октября в общественном клубе состоялось общее собрание членов клуба под председательством В. А. Падучева. Между прочими вопросами рассмотрено ходатайство бывшего капельмейстера клубного оркестра г. Кассау о выдаче ему расчета за увольнение со службы без предупреждения. Общим собранием все претензии г. Кассау оставлены без удовлетворения».

Дальнейшие «следы» Отто Карловича ведут в Киев. В газете «Киевлянин» за 1913–1914 годы неоднократно встречаются рекламные объявления: «…в Кино-театре А. А. Шанцера на Крещатике, 38… Пате-журнал, Хроника Гомон. Симфонический оркестр из 60 человек под управлением свободного художника Отто Кассау… ».

Отто Кассау упоминается и в качестве композитора, написавшего музыку к фильму «Die Abenteuerderschönen Dorette» (1921 год, Германия). По-видимому, Отто Карлович сохранил «прусское подданство», так как один из столичных архивов приводит его имя в связи с запросом о подданстве. Архивное дело, к сожалению, так и не удалось посмотреть.

Третья часть рассказа про грампластинку «Марш Агафуров» связана с торговым знаком фирмы «Бр. Агафуровы». Купцы Агафуровы нередко заказывали для своих товаров фирменную упаковку, на которых обязательно указывали название торгового дома и города, в которых располагались его отделения, а на некоторых проставляли торговый знак.

В отличие от гербов, для торговых знаков не существовало строгих правил выбора символики. Какой смысл вкладывали в свой торговый знак купцы Агафуровы, мы сейчас можем только предположить. Некоторое время назад мы встречались с действительным членом Гильдии геральдических художников России Александром Грифенштейном. Обсуждение символики торгового знака оказалось очень интересным и плодотворным.

Знак представляет собой орла с распростертыми крыльями, держащего в лапах якоря, окруженного сиянием в виде 12-конечной звезды. Звезда, как достаточно распространенный символ, может говорить об успехе и процветании. Орел с распростертыми крыльями определяет широту владений и торговых контактов. Морские якоря – «заморский» характер торговли. В результате, возможно, знак можно трактовать как «торговый дом, ведущий торговлю с Западом и Востоком («от моря и до моря»), торгующий «заморскими» товарами отличного качества, являющийся надежным и успешным торговым партнером».

Подробное исследование одной лишь грампластинки позволило нам сделать предположения и о судьбе автора музыкального произведения, и о символике торгового знака. Правда, загадок осталось больше, чем было. Но это и придает интерес нашей работе.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе

Искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах 

Историк Александр Мальцев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сатир»

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о серии спичечных этикеток «Города-герои»

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музейный клуб «Дом Агафуровых», Наши сотрудники