Версия для слабовидящих

Личное дело: археолог Светлана Савченко – об уникальных кинжалах Шигирской коллекции

С конца марта по 13 июля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

Главный научный сотрудник Отдела дреевней истории народов Урала Светлана Николаевна Савченко рассказывает о двух необычных кинжалах, представленных в экспозиции «Шигирская кладовая» Музея истории и археологии Урала

Кинжалы, как и большинство предметов Шигирской коллекции, случайно нашли при добыче золота в конце XIX – начале XX века на Шигирском торфянике (в окрестностях современного города Кировграда Свердловской области). Они интересны прежде всего тем, что изготовлены из кости и рога животных, относящихся к мамонтовому фаунистическому комплексу. Подобные находки встречаются достаточно редко.

Первый кинжал сделан из расщепленного ребра мамонта (рисунок 1). Орудие массивное, прямое, симметричное и обоюдоострое (с двумя лезвиями). На обоих краях кинжала прорезаны длинные пазы глубиной до 0,5 сантиметров и шириной 0,2 сантиметра. В пазы были вставлены подогнанные вплотную друг к другу тонкие кремневые пластинки-вкладыши – таким образом получалось острое кремневое лезвие. В одном пазу кинжала сохранилась одна пластина из темно-серого кремня, в другом – две. Длина вкладышей 2 и 4 сантиметра, ширина 0,5 сантиметров, толщина 0,1 сантиметр. Пластинки-вкладыши ставили в залитую в пазы расплавленную клеящую массу, в составе которой был березовый деготь и хвойная смола. Застывшая клеящая масса удерживала вкладыши от выпадения. Перед нами охотничий кинжал-нож колюще-режущего действия. Подобные орудия служили как для добивания зверя, так для разделки туш и для обработки свежеснятых шкур. Свидетельством такого использования орудия является выкрошенность на краях сохранившихся кремневых вкладышей, образовавшаяся в процессе работы.

Кинжал украшен гравированным орнаментом. На лицевой плоскости клинка резчиком с тонким лезвием, наиболее вероятно – углом сломанной кремневой пластинки, процарапано изображение: продольный ряд из шести мелких прямоугольников в центре, от которого в оба конца под углом расходятся по две пары волнистых двойных линий. Продольные волнистые двойные линии видны также на некотором расстоянии от краев клинка, но поверхность кинжала эродирована и орнамент полностью не сохранился. Похожий орнамент можно видеть на других костяных кинжалах и наконечниках стрел Шигирской коллекции.

Так как это единственный предмет Шигирской коллекции, сделанный из кости мамонта, мы решили продатировать кинжал с помощью радиоуглеродного анализа. Однако выяснилось, что кость (ребро мамонта) сильно минерализована, то есть в ней практически нет органической составляющей – коллагена, который необходим для получения даты. Такое происходит, если кость долгое время лежала на поверхности и была погребена не в торфянике, а, например, в речных наносных отложениях. Тогда для датирования мы взяли кусочек клеящей массы из паза кинжала. Поскольку в ее состав входит органика – смола хвойных деревьев и березовый деготь, клеящую массу тоже можно датировать. В лаборатории Орхусского университета (Дания) была получена дата около 8900 лет назад, которая соотносится с поздним мезолитом (концом среднего каменного века). Но мамонты до этого времени не доживают, они исчезают около 11000 лет тому назад. Известно, что на Урале до сих пор находят сохранившиеся кости и бивни мамонтов. Подобное происходило и в древности. Можно предположить, что охотник, живший на берегах древнего Шигирского озера в конце среднего каменного века, около 8900 лет назад, нашел древнюю ископаемую кость мамонта и использовал ее для изготовления кинжала. А для клеящей массы он употребил смолу деревьев, которые росли в это время. Следовательно, полученная по клеящей массе дата показывает нам время создания орудия.

Второй, очень крупный, массивный изогнутый кинжал относится к разряду колющего вооружения (рисунок 2). У него острый колющий конец и тупые края без лезвий. Кинжал сделан рога гигантского оленя. Гигантский олень (Megaloceros giganteus) – современник мамонта. Рога гигантского оленя в какой-то мере были похожи на лосиные. Мощный стержень рога переходил в широкую лопату, от которой отходили отростки. Скелет гигантского оленя, найденный 1886 году около города Камышлова, можно увидеть в экспозиции Музея природы Урала, который также является филиалом Свердловского областного краеведческого музея.

Заготовка кинжала была вырезана из крупного куска расщепленной лопаты рога по контуру кремневым резцом, затем края ее выровняли, продольно строгая острым краем кремневой пластины или отщепа. На конце рукояточной части кинжала видны следы рубки кремневым нешлифованным теслом. Губчатая масса на оборотной стороне орудия срезана и подшлифована до ровной плоскости. На поверхности кинжала сохранились следы завершающей чистовой обработки – тонкой шлифовки и полировки. На рукояточной части до середины длины орудия прослеживаются темные поперечные полосы – следы обмотки кожей, берестой или другим похожим материалом.

Подобные кинжалы из рога гигантского оленя на сегодняшний день известны только в Шигирской коллекции. Помимо рассмотренного кинжала, два обломка таких орудий имеются среди шигирских находок, хранящихся в Государственном Эрмитаже.

Кинжал был датирован в рамках проекта по изучению вымирания мегафауны Совета по изучению природной среды (Великобритания). В лаборатории Оксфордского университета была получена радиоуглеродная дата около 9000 – 8800 лет назад, которая, как и дата первого кинжала, соотносится с поздним мезолитом (концом среднего каменного века). Но здесь дата была получена по самому рогу, следовательно, гигантский олень, в отличие от мамонта, продолжал обитать в это время на Урале. Еще одним подтверждением этого стала находка в 2017 году отрубленного шлифованным каменным топором основания рога гигантского оленя с куском черепной крышки в позднемезолитическом слое стоянки Береговая II на Горбуновском торфянике, в окрестностях города Нижнего Тагила. Фрагмент черепа свидетельствует о том, что это не был сброшенный рог, принесенный на стоянку: в данном случае олень стал охотничьей добычей людей, живших здесь в позднем мезолите. По данным биологов гигантский олень обитал на Урале почти до конца каменного века и исчез только около 7500 лет назад, на 4000 лет позднее, чем в Европе.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе

Искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах 

Историк Александр Мальцев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сатир»

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о серии спичечных этикеток «Города-герои»

Историк Любовь Козырева – о пластинке «Марш Агафуров» 

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музей истории и археологии Урала, Наши сотрудники, Шигирский идол