Версия для слабовидящих

Личное дело: заведующая «Домом Агафуровых» Лариса Коновалова – о медном тазе для варенья и дореволюционных рецептах

С конца марта по 21 июля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работал удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников музеев рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают. Коллеги представили столько познавательных рассказов, что несколько заключительных материалов мы публикуем на текущей и следующей неделе, когда коллектив Свердловского областного краеведческого музея в полном составе вышел на рабочие места и готовит наши площадки к приему первых посетителей.

Заведующая Музейным клубом «Дом Агафуровых» Лариса Анатольевна Коновалова очень трогательно рассказывает о медном тазе из экспозиции «Коммуналка» и вспоминает об удивительном опыте из личного прошлого.

Июль – ягодная пора! И фанаты натурального питания начинают задумываться, как бы сохранить всю эту вкусность и полезность, чтобы длинной уральской зимой наслаждаться своими любимыми ягодками. Вот и я, собирая в своем саду малину и напевая любимую песню детства «По малину в сад пойдем», вспоминала разные рецепты.

Однажды, будучи еще школьницей, в бабушкиной кладовке я обнаружила медный таз. Первая мысль была: «Он ударил в медный таз…» из «Мойдодыра». Потом вспомнила, что в таких медных тазах в начале оперы «Евгений Онегин» семья Лариных варила варенье. Я побежала спрашивать бабушку, почему она варит варенье не в этом тазу, а в обычной эмалированной кастрюле. Баба Гутя ответила: «Раньше не было крышек для банок, поэтому, чтобы варенье не испортилось, его варили очень долго, и получалось очень густое и очень сладкое варенье. А мы хотим, чтобы в ягодах оставались витамины, поэтому варим жидкие и малосладкие «пятиминутки» и герметично закатываем крышками».

Но мне уже не давала покоя мысль об этом густом варенье! Я даже вспомнила сказку, в которой мама–медведица положила медвежонку варенье на лопух (вместо тарелки). И я никак не могла понять, как оно не стекало с лопуха? Оказывается, это было ДРУГОЕ варенье, сваренное в старинном медном тазу!

Я нашла прабабушкину книгу «Экономная хозяйка» и удивилась разнообразию дореволюционных рецептов: вишни-шпанки с вынутыми косточками, владимирские с косточками, варенье из яблок без ананасов, яблоки с ананасами, наконец, ананасы без яблок!

Еще я узнала, что варили варенье в медных тазах с деревянными ручками на особых круглых жаровнях, растапливаемых на древесном угле. Варка производилась в саду или на дворе на открытом месте, чтобы не было так жарко от нескольких жаровен. Чтобы сироп получился определенной густоты и ягоды не разваривались от слишком длительной варки, в определенный ее момент нужно снимать тазы с плиты и ложкой осторожно выбирать ягоду за ягодой на решето, доваривать сироп опять-таки до известной густоты, снова «опускать в него ягоду за ягодой ложкой со всякой предосторожностью» и доваривать все вместе уже до конца!

Из-за того, что сахар до середины ХIХ века был очень дорогим, использовать его для варенья могли себе позволить только очень состоятельные люди и потому сахар заменяли медом – он стоил намного дешевле. Однако варили варенье и без меда, упаривая ягоды до густоты в течение 5–6 часов.

Начитавшись таких описаний, я решила: сварю-ка я «настоящее варенье» в этом тазу! Мой папа, инженер-металлург, сказал, что лучше варить в луженом (то есть покрытом изнутри оловом) медном тазу и не оставлять варенье в том же тазу охлаждаться, иначе это грозит отравлением. Еще он доходчиво объяснил: благодаря хорошей теплопроводности меди варенье будет пригорать меньше, чем в обычной эмалированной кастрюле, а за счет того, что таз широкий и неглубокий, сироп будет быстрее выпариваться и становиться густым, в то же время плоды не потеряют своей формы и не переварятся. Это меня еще больше вдохновило!

Долго и тщательно я варила сироп, провела все многочисленные манипуляции с ягодами. Наша маленькая кухня напоминала горячий цех (не зря раньше варили во дворах)!. Варенье становилось все гуще, а я, усталая, присела на табуретку. И… о, ужас! Варенье пригорело!

Ягоды удалось спасти, но они оказались приторно-сладкими, даже на вкус подростка 1970-х годов. В медном тазу я больше варенье не варила…

С такими милыми сердцу воспоминаниями я собирала малину. Часть съела сразу с куста, а остальную часть заморозила, радуясь тому, что не надо, как делала многие годы, полночи стерилизовать банки и варить «пятиминутки». Несколько банок, конечно, сварю для внучек, а медным тазом буду любоваться в нашей экспозиции «Коммуналка»!

Если все-таки захотите попробовать сварить «настоящее» варенье, информацию найдете по этим ссылкам:

Варенье в картинах и в литературных произведениях

Любимые варенья классиков

Секреты идеального варенья

Варенье прошедших веков

А если вдохновитесь приобрести медный таз, перед покупкой загляните в «Справочник химика» (папа был прав!).

 

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе

Искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах 

Историк Александр Мальцев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сатир»

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о серии спичечных этикеток «Города-герои»

Историк Любовь Козырева – о пластинке «Марш Агафуров» 

Археолог Светлана Савченко – об уникальных кинжалах Шигирской коллекции

Историк Лев Фадеев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Бертран де Борн»

Орнитолог Алексей Гурин – о скрытной кукше

Археолог Светлана Савченко – о рыболовных орудиях каменного века

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о наборе спичечных этикеток «30-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне»

Культуролог Полина Губкина – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Кентавресса» 

Историк Екатерина Кушниренко – о скульптурных портретах Николая II, членов царской семьи и их приближенных

Археолог Светлана Савченко – о таинственных древних каменных дисках Урала

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музейный клуб «Дом Агафуровых», Наши сотрудники