Версия для слабовидящих

Личное дело: культуролог Полина Губкина – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сфера в сфере»

С конца марта по 21 июля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работал удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников музеев рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают. Коллеги представили столько познавательных рассказов, что несколько заключительных материалов мы публикуем на текущей неделе, когда коллектив Свердловского областного краеведческого музея в полном составе вышел на рабочие места и готовит наши площадки к приему первых посетителей.

Главный научный сотрудник Полина Олеговна Губкина рассказывает о скульптуре «Сфера в сфере» из коллекции Художественного музея Эрнста Неизвестного.

Эту небольшую скульптуру из бронзы Мастер создал в 1967 году.

Композиционный центр скульптуры – малая сфера. Очертаниями она напоминает органический комок материи, одновременно схожий с сердцем и полушарием человеческого мозга. Несмотря на некую абстрактность и условность композиции в целом, в ней хорошо считываются антропоморфические мотивы, такие, к примеру, как рука. Рука – один из наиболее важных для Эрнста Неизвестного символов, метафора человека, даже всего человечества в целом. По словам Мастера, скульптура внутри себя самой – не что иное, как диалог. Скульптурная композиция едина, но не однородна. «Скульптура и её объём как бы сжаты внешней силой пространства со всех сторон, но сопротивляются этому или расширяются от центра, как будто некто растаскивает её извне, но центр, ядро удерживает её от окончательного разрыва», – пишет Неизвестный в одном из своих эссе.

Живой ум и творческие способности Эрнста Неизвестного, его склонность к философскому осмыслению окружающего мира в сочетании со смелым, решительным и энергичным характером позволили скульптору заявить о своем собственном видении искусства, отличном от общепринятого. Работая в условиях тоталитарного социалистического государства, и, как следствие, жесткого идеологического прессинга, он не задушил в себе стремления к творчеству, а наоборот, выработал и развил в себе свой уникальный художественный стиль, основанный на глубоком понимании мирового искусства, его истории и путей развития, на собственных философских взглядах на жизнь на Земле, Человека на этой Земле, Вселенную.

В эссе «Тело: человек как визуальный знак» Эрнст Неизвестный вспоминает: «В детстве я мучительно пытался представить бесконечность. Где-то там, далеко-далеко, конец вселенной. А что же дальше? Мой маленький мозг изнывал от любопытства и ужаса. Особенно пугало понятие пустоты. …как спасение я пытался представить себе Вселенную в виде бесконечного ряда тел, заключённых друг в друге наподобие матрешки. В громаднейшем, огромном, невообразимо гигантском теле бесконечности помещаются меньшие тела, в меньших – ещё меньшие, в маленьких – совсем малюсенькие, в малюсеньких – крохотные, а в крохотных – крохотулечки. Всеобщее тело разрастается до невообразимо гигантских размеров, заполняя пустоту вовне, и сжимается, уменьшается до бесконечно малого, мельчайшего, в микро, ещё и ещё… Все же тела – от суперграндиозного до супермаленького – подобны. Они – как мое тело. В центре нахожусь «Я».

Драматичность любой скульптуры обусловлена, по словам Эрнста Неизвестного, присутствием внутри неё разнородных начал и стремлений, а движение – не только поза или форма в пространстве, но главным образом движение внутри самой формы. «Скульптура такого рода может содержать в себе аполлоновское начало как законченность формы (человек) и дионисийское как движение (разрушение человека)», – отмечает скульптор.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе

Искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах 

Историк Александр Мальцев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сатир»

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о серии спичечных этикеток «Города-герои»

Историк Любовь Козырева – о пластинке «Марш Агафуров» 

Археолог Светлана Савченко – об уникальных кинжалах Шигирской коллекции

Историк Лев Фадеев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Бертран де Борн»

Орнитолог Алексей Гурин – о скрытной кукше

Археолог Светлана Савченко – о рыболовных орудиях каменного века

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о наборе спичечных этикеток «30-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне»

Культуролог Полина Губкина – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Кентавресса» 

Историк Екатерина Кушниренко – о скульптурных портретах Николая II, членов царской семьи и их приближенных

Археолог Светлана Савченко – о таинственных древних каменных дисках Урала

Заведующая «Домом Агафуровых» Лариса Коновалова – о медном тазе для варенья и дореволюционных рецептах

Искусствовед Валерия Зубченко – о работе Эрнста Неизвестного «Рука (пресс-папье)»

Историк Вячеслав Богданов – о семейной фотографии изобретателя радио А. С. Попова

Темы новости:
Блог, Личное дело, Наши сотрудники, Художественный музей Эрнста Неизвестного