Версия для слабовидящих

Личное дело: культуролог Полина Губкина – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Кентавресса»

С конца марта по 20 июля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

Главный научный сотрудник Полина Олеговна Губкина рассказывает о скульптуре «Кентавресса» из коллекции Художественного музея Эрнста Неизвестного.

В коллекции нашего музея представлено несколько фигур кентавров. Среди них – небольшая, выполненная в бронзе скульптура «Кентавресса» (1987 год). Работа изготовлена в Соединенных Штатах Америки, в литейной мастерской «Древо Жизни», принадлежащей другу скульптора, художнику Джефу Блюмису.

Уехав из СССР на Запад в 1976 году, в целях самосохранения как физического, так и творческого, Эрнст Неизвестный сделал своим вторым домом США, где наконец обрел полную свободу творчества. Здесь Мастер создал новые серии как в скульптуре, так и в графике, успешно выставлялся в крупных музеях и частных художественных галереях. Его работы становились все более и более технически совершенными – это стало достижимым благодаря высокому качеству работы литейных мастерских США, располагавших точным оборудованием.

В этой поздней скульптуре мы ясно видим некоторые черты, присущие работам Эрнста Неизвестного: гротеск, диспропорцию, неестественную деформацию и утрирование форм. Так, например, фигура кентаврессы рассечена надвое, и нижняя часть туловища словно существует сама по себе. В одном из своих эссе скульптор отмечает: «Рассечённые, изувеченные, исковерканные люди — это стремление не разъять человека, а показать бесконечность человека. Потому что меня интересует не столько скульптура как объем, брошенный в пространство и взаимодействующий с ним, сколько скульптура как процесс бытия во взаимосвязи, отталкивании, взаимопроникновении».

Тема кентавра – одна из самых любимых у Мастера. С самого раннего детства Эрнст Неизвестный был очарован легендами Древней Греции. В древнегреческой мифологии кентавр – получеловек-полуконь: с туловищем коня, головой и грудью человека. Согласно мифам, кентавры обладали буйным характером, но среди них были и те, что воплощали мудрость и благожелательность. На небе есть созвездие кентавра, или, как обычно произносят, «центавра», состоящее из нескольких звезд, самые яркие из которых называются Ригель Кентаурус. Эти две звезды называют «южные указатели»: в древности именно они помогали морякам в навигации, то есть определении своего местонахождения. Согласно греческим мифам, кентавр, попавший на небо, – это бессмертный мудрый кентавр Хирон, сын Кроноса и нимфы Филиры, знаток науки и искусства, воспитатель греческих героев Ахилла и Язона, а также бога Асклепия.

Образ кентавра помогает Мастеру наиболее полно раскрыть свою теорию о «второй природе» человека. «Меня Кентавром давным-давно прозвали друзья, – пишет Эрнст Неизвестный, – видимо, потому, что кентавр – одна из главных моих метафор… Еще меня называют Кентавром – в том смысле, что я являюсь мостом между Востоком и Западом… Когда мама привезла мне в Нью-Йорк рисунки, сделанные мною в восемь, девять, десять, одиннадцать лет, я увидел, что там уже вовсю гулял Кентавр. Никаких теорий Кентавра у меня тогда не было; значит, это существо привлекало меня уже изначально. На сегодняшний день я не знаю, что получилось вперед: то ли я вылепил Кентавра, то ли объяснил его, но, во всяком случае, Кентавр для меня двуедин, диалогичен. Я не люблю монологические вещи: моя скульптура диалогична, моя жизнь диалогична, всё мое стремление связано с «да» и «нет», с тезой и антитезой… В действительности Кентавр – пантеистическое соединение природы животной и человеческой. Это уже двуединство. Для меня же Кентавр – единство человеческой природы, животной природы и технологии. Мы – Кентавры».

В статье использованы цитаты из сборника эссе «Кентавр: Эрнст Неизвестный об искусстве, литературе и философии». Москва, 1992 год.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе

Искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах 

Историк Александр Мальцев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сатир»

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о серии спичечных этикеток «Города-герои»

Историк Любовь Козырева – о пластинке «Марш Агафуров» 

Археолог Светлана Савченко – об уникальных кинжалах Шигирской коллекции

Историк Лев Фадеев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Бертран де Борн»

Орнитолог Алексей Гурин – о скрытной кукше

Археолог Светлана Савченко – о рыболовных орудиях каменного века

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о наборе спичечных этикеток «30-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне»

Темы новости:
Блог, Личное дело, Наши сотрудники, Художественный музей Эрнста Неизвестного