Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

С конца марта по 1 июня коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

О бурачном промысле и уральских бураках в экспозиции «Красна изба углами» в Музейно-выставочном центре «Дом Поклевских-Козелл» рассказывает старший научный сотрудник отдела по работе с посетителями Татьяна Станиславовна Бахарева.

В коллекции Свердловского областного краеведческого музея есть замечательные предметы, сделанные руками предков современных уральцев. Сырьем для их изготовления служила береста, кора березы. Это удивительный живой материал. Из бересты делали посуду, предметы домашней утвари и даже обувь.

Особое место среди уральских промыслов занимал бурачный промысел. Бурак – сосуд цилиндрической формы. Другое название бурака – туес.

Термин туес считается заимствованным из финно-угорских языков и диалектов: коми tujes, tujis, удмуртский tujis. Источник термина «бурак» можно найти в шведском языке: burk – «горшок, коробка, банка».

Туеса в прошлом изготавливали и применяли в крестьянском хозяйстве на всей территории Русского Севера, в Поволжье и Сибири. Туеса использовали для самых разных нужд: хранения продуктов, мочения ягод, соления грибов, огурцов, рыбы, капусты. Это была универсальная посуда для хранения продуктов. Даже молоко и сметана в летнюю жару долгое время сохраняли свежесть. Размеры туесов различались: объемом от половины стакана до четырехведёрных. Когда везли продавать готовый товар, в большие бураки вставляли меньшие, составляя комплекты наподобие матрешек. Самым распространенным был двух-трехлитровый бурак –высотой 20–28 см, диаметром 12–20 см.

Сначала бурачным промыслом занимались углежоги. Для металлургического производства требовался древесный уголь, который получали, пережигая березовые стволы. При этом у углежогов была возможность заготавливать большое количество бересты. В середине XIX века бурачный промысел был самостоятельным производством.

Заготовка бересты происходила в весной, когда деревья в полном соку, или летом. Дерево срубали, распиливали, снимали бересту целиком с бревна. Получался берестяной цилиндр – сколотень (берестяной «чулок»).  Также могли снимать бересту, не распиливая дерево, а срезая кору. Тогда такой цилиндр не был целым. Из такой коры делали «рубашку» для бураков.

Изготовление бураков могло проходить прямо в жилой избе. Сколотень очищали от различных неровностей и сора, края выравнивали. Обшивку («рубашку») мерили по поверхности сколотня и затем ее края по длине цилиндра соединяли плотно в замок. В готовую обшивку вставляли сколотень. Он должен быть длиннее, его края должны выступать со стороны крышки и дна. Таким образом, полученные два цилиндра, плотно вложенные один в другой, распаривали в горячей воде. Когда береста становилась достаточно мягкой, края сколотня загибали наружу, на рубашку. Под них подкладывали тонкие полоски бересты для прочности. После этого надевали замок. Это пластинка бересты, связанная в замок в виде кольца. Она обхватывает то самое место бурака, где должно быть вставлено дно, чтобы оно держалось прочнее.

Ручку (дужку) делали из дерева, связывали в нужной форме и сушили. Затем вставляли подготовленное дно и крышку. Их изготавливали чуть больше нужного размера. После опускания бурака в кипяток донышко вставляли горизонтально, направляя сверху вниз. Также точно поступали с крышкой. После высыхания береста зажимала деревянные детали. Бурак был готов.

Поверхность бересты красива сама по себе: бархатистая, с сеткой тонких редких полосок. Характерные для естественной окраски бересты оттенки золотисто-медовых, приглушенных красновато-коричневых тонов великолепно гармонируют друг с другом. Несмотря на это, в народном искусстве существуют другие способы декоративного оформления берестяных изделий. На Урале были распространены  тиснение и роспись.

Тиснение по бересте – один из древних видов украшений берестяных изделий. Широко распространилась техника нанесения рисунка на бересту с помощью штампиков или чеканов. Подобно набойке на тканях, тиснение узора на бересте позволяет достигать большого разнообразия композиционных решений. При всей простоте техники получаются  высокохудожественные изделия с рельефным рисунком.

В Прикамье славились тиснённые бураки, которые делали мастера Чусовских городков. По чистоте работы и по накладке на наружной стороне красивых узоров они считались лучшими. Чусовские бураки имеют характерный рисунок тиснения, который наносится костяными чеканами на наружный слой бересты.

На Урале известны тагильские чеканенные бураки. Их тиснение похоже на чусовское, только отдельные его элементы выполнены тоньше. Основной элемент рисунка – бусинка: ряды бусинок в дорожниках, звездочки в розетках, ромбах. Иногда вместо розетки в центр квадрата ставили цветок или куст с птицами.

Бураки с упрощенным рисунком тиснения делали там, где не было крупных производств берестяной утвари. В них схематически повторяли известную композицию с полоской по краю поля и крупной орнаментальной фигурой в центре. Известен другой рисунок тиснения, построенный на ином композиционном принципе: по всему полю в определенном ритме разбросаны звездочки или группы розеток. Их расположение напоминает узор народной набойки. Как будто бурачок обтянут куском ткани, с характерным для нее простеньким звёздчатым рисунком.

Роспись бураков – интересный и самобытный вид народного творчества. В разных районах сложились особые способы росписи берестяных изделий.

Так же, как и в росписи по дереву, применяется небольшое количество красок. Активную роль играет цвет фона, от которого зависит яркость росписи. По закону цветового контраста на теплых тонах холодные цвета кажутся ярче, и наоборот.

Среди росписей уральских бураков выделяется одна разновидность, известная под названием «крестьянской», которую ремесленники Нижнего Тагила предназначили для сельских жителей.

На ярком цветном фоне – красном, зеленом или голубом – выделяется пышный букет из трех крупных цветов. Они образуют группу в форме треугольника, которую расширяют до круга и делают зрительно более устойчивой написанные между ними мелкие цветочки со спиральными лепестками. У каждого цветка – по два горизонтально расположенных листа. Букет столь велик, что заходит за пределы отведенного ему пространства, охватывая тулово бурака, и переходит на ограничивающее живописное поле горизонтальные пояски. Выпускали также шпаклеванные бураки с гравюрами и переводными картинками.

Другой центр росписи бураков – Нижняя Салда. Композиции букета там скромнее, поверхность, которую занимают цветы на бураке, меньше, чем на тагильском. Бурак украшался двумя букетами обобщенных «роз» или «тюльпанов» с противоположных сторон. Типичная композиция нижнесалдинской росписи – наклонный букет, композицинным центром которого являются два больших симметричных цветка. Их дополняют листочки, бутоны и меньшие цветы.

Бурачный промысел – оригинальный вид народного творчества. Бураки были незаменимы в домашнем хозяйстве. Народные умельцы производили от 15 000 до 20 000 бураков в год, продавали их на Нижегородской, Ирбитской ярмарках.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Константин Аникин – о сабле «Фрегат «Светлана»

Историк Николай Неуймин – о картине «Дом Ипатьева»

Археолог Анна Мосунова – о погребениях эпохи энеолита

Историк Елена Третьякова – о материалах секции бывших военнопленных и узников фашистских концлагерей

Историк Любовь Двинских – о погонах и других вещах космонавта Юрия Гагарина

Историк Ольга Махонина – об уральской медной посуде

Историк Екатерина Кушниренко – о фотокопии картины «Передача Романовых Уралсовету»

Археолог Светлана Панина – о навершии на жезл в виде головы белки

Историк Елена Ваулина – о древнегреческой пелике

Историк Николай Неуймин – о портрете из кабинета императрицы Марии Федоровны

Историк Алексей Федотов – о «дьявольских шарах» из кости

Историк Ольга Махонина – о банке старателя

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музейно-выставочный центр «Дом Поклевских-Козелл», Наши сотрудники