Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

С конца марта по 11 мая коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

О чайницах, которые принадлежали семье знаменитых купцов Агафуровых или стояли на прилавках их магазинов, рассказывает Любовь Валентиновна Козырева, научный сотрудник Музейного клуба «Дом Агафуровых».

Особое отношение к чаю и требованиям к его хранению привело к появлению в мировой чайной культуре такого предмета, как чайница.

Первые – классические китайские фарфоровые чайницы – появились в Европе примерно в середине XVIII века. Были они овальной, квадратной, прямоугольной и даже шестиугольной формы, с крышечкой-колпачком сверху и типичной декоративной росписью или китайскими миниатюрами. Позже производители чайной посуды в Европе и в России начали выпускать чайницы не только из фарфора, но и из стекла, фаянса, металла, дерева и даже кожи. В многообразии форм и видов любой взыскательный покупатель мог найти чайницу себе по вкусу. А спрос на них был немалым: к чаю относились как к напитку дорогостоящему, торжественному и поэтому требующему особого оформления. Нередко и сама чайница служила элементом сервировки чайного стола.

Материал, из которого производили чайницы, во многом зависел от требований к хранению чая. Самые надежные – из фарфора. Несмотря на это, в Российскую империю в конце XIX – начале XX веков приходит мода на стеклянные чайницы. Каких только не было! Прозрачные, с резным рисунком, имитирующим поверхность хрусталя, или с тонким выгравированным рисунком. Цветного, матового, молочного стекла, с вкраплением стеклянной нити или рифленой поверхностью. Прозрачные стеклянные чайницы не предполагали ставить на стол или хранить на открытых полках. Чай в них сохранялся только в условиях содержания в темноте. Возможно, поэтому преобладали чайницы из цветного и матового стекла. Крышечка в чайницах состояла из двух частей: своеобразной металлической пробки и верхнего, тоже металлического колпачка.

Большой вклад в развитие чайной упаковки и появления различных видов чайниц внесли чаеторговцы. Так, одни из представителей известной династии Перловых основали  «Товарищество чайной торговли Василий Перлов с сыновьями» и занимались популяризацией чая, выпуская его в основном в бумажных и картонных упаковках, а иногда – в дорогих и очень красивых. Одна из популярнейших упаковок Василия Перлова – сундучок из резного цветного стекла.

Другой представитель семьи, Сергей Перлов, основал свою чайную фирму «Сергей Перлов и К» и открыл в Москве знаменитый магазин «Чай. Кофе» на Мясницкой улице, 19 (в нем и сейчас находится старейший в Москве чайный магазин). Он специализировался на продаже дорогих сортов чая, оформляя их в не менее дорогую упаковку: из хрусталя, серебра, фарфора, дерева, нередко расписную или богато декорированную.

В магазине Сергея Перлова впервые появляются деревянные сундучки-чайницы. Именно в его магазине становится востребована и жестяная упаковка. Для магазина ее расписывали в Шамординском монастыре (Сергей Перлов был его благотворителем), размещая на корпусе поучительные изречения о чае (например, «Свойство сему напитку – осаждать пары, освежать и очищать кровь» или «Чай не пьешь – откуда силы?»). Такие чайные упаковки одновременно с Перловыми выпускали и другие торговцы.  К примеру, торговый дом «Высоцкий и К» выпускал чай в лакированных шкатулках с дополнительной внутренней крышкой и декором, стилизованным под китайские миниатюры.

Всевозможные упаковки продолжали играть роль чайниц и после того, когда приобретенный вместе с ними чай заканчивался. Это осталорсь справедливым и для советского времени. В семье моей бабушки долго хранилась жестяная коробочка «Чай грузинский экстра» в качестве постоянной емкости для чая. На внутренней жестяной крышечке коробки были написаны рекомендации по завариванию чая.

Деревянные или бумажные (папье-маше) сундучки-чайницы, предназначенные для хранения одновременно и чая, и сахара, по-видимому, для России были более привычны (возможно – первичны!). Так, в книге «Чай и чайная торговля в России и других государствах. Производство, потребление и распределение чая» от составителя А. П. Субботина, выпущенной в 1892 году в Санкт-Петербурге издательством Александра Григорьевича Кузнецова (еще один известный чаеторговец!), первыми упоминаются именно они.

«Так называемые чайницы или шкатулки для хранения чая и сахара делаются у мастеров и токарей в больших городах, а также кустарями. Делают их из ольхи, березы, карельской березы, палисандрового, черного и другого дерева, оклеивают орехом, красным деревом и т.п.; делаются чайницы и из папье-маше, а также в роде японских лакированных; в этих шкатулках обыкновенно два отделения – для чая и сахара».

О стеклянных и прочих чайницах составитель книги, правда, тоже упоминает: «Исключительно для хранения чая употребляются фарфоровые и стеклянные помещения, также деревянные и металлические; но первые более удобны, так как дерево и металл могут сообщить чаю посторонний вкус».

Но куда интереснее следующее описание из этой же книги.

«Прежде в большом количестве приготовлялись дорожные погребцы, окованные и  обитые тюленей или барсучей кожей; в них помещались все чайные принадлежности; до железных дорог такие погребцы были в большом ходу, теперь их делают мало».

Подобный вариант дорожной чайницы и хранится в фондах Свердловского областного краеведческого музея. Об истории этого экспоната известно лишь, что принадлежал он семье Суфии Камалетдиновны Галеевой (Агафуровой) и называется «дорожная чайница». Обтянутый кожей сундучок для чая к верху превращался в тканевый мешочек, в котором должен был храниться сахар. В начале 2000-х годов эту дорожную чайницу передала в фонды музея Айсылу Апанаева, правнучка Камалетдина Агафурова, жительница Казани.

Семья купцов Агафуровых успешно вела торговлю в Екатеринбурге, Перми, Тюмени и на Ирбитской ярмарке. Одним из товаров в рекламных листовках у Агафуровых значится «чай собственной развески». Эта подпись подчеркивала, что купцы гарантируют качество товара и выпускают чай в собственной  упаковке.

Фотография с сайта goskatalog.ru Волгодонского эколого-исторического музея демонстрирует нам жестяную чайную коробочку фирмы «Бр. Агафуровы», на одной из сторон которой изображен универсальный магазин в Екатеринбурге на Успенской (ныне Вайнера) улице. На крышке банки написано «Чай развъски Торговаго дома Бр. Агафуровых въ Екатеринбургъ». Сохранилась фотография, где сам хозяин магазинов Камалетдин Агафуров стоит на крыльце табачного магазина на той же Успенской улице.

Чайный магазин Агафуровых помещался в соседнем здании с тем, который изображен на чайной коробке. На этой фотографии мы хорошо можем видеть надпись «Чайный магазин братьев Агафуровых», а также «Табачный магазин Бр. Агафуровых» и «Розничный магазин Бр. Агафуровых».

Кстати, одна из чайниц, которую подарила нашему музею внучка приказчика Агафуровых Дмитрия Зинина – Холодова Нинель Ивановной – могла продаваться в этом магазине. А вот вторую чайницу из семьи Зинина, из синего стекла с белым рисунком (иногда эти чайницы называют «Белоцветье»), массово производили в СССР в 1950–60-е годы.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Константин Аникин – о сабле «Фрегат «Светлана»

Историк Николай Неуймин – о картине «Дом Ипатьева»

Археолог Анна Мосунова – о погребениях эпохи энеолита

Историк Елена Третьякова – о материалах секции бывших военнопленных и узников фашистских концлагерей

Историк Любовь Двинских – о погонах и других вещах космонавта Юрия Гагарина

Историк Ольга Махонина – об уральской медной посуде

Историк Екатерина Кушниренко – о фотокопии картины «Передача Романовых Уралсовету»

Археолог Светлана Панина – о навершии на жезл в виде головы белки

Историк Елена Ваулина – о древнегреческой пелике

Историк Николай Неуймин – о портрете из кабинета императрицы Марии Федоровны

Историк Алексей Федотов – о «дьявольских шарах» из кости

Историк Ольга Махонина – о банке старателя

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музейный клуб «Дом Агафуровых», Наши сотрудники