Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

С конца марта по 18 мая коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

Заведующая Туринским домом-музеем декабристов Любовь Давыдова* рассказывает о старинных напольных часах, которые можно увидеть в постоянной экспозиции музея.

В экспозиции Туринского дома-музея декабристов – филиала Свердловского областного краеведческого музея имени О. Е. Клера – есть несколько предметов, которые привлекают к себе особое внимание. Среди них – старинные напольные часы – очень популярный среди посетителей музея экспонат, претендующий на одну из его визитных карточек.

Часы поступили в музей в 1993 году, когда комплектовали основную музейную экспозицию и воссоздавали интерьеры состоятельных домовладений.

Раньше часы являлись предметом роскоши и обязательным элементом интерьера в каждой дворянской усадьбе. Согласно музейным учетным документам, экспонат приобретен в начале 1990-х годов в антикварном магазине в качестве «английских кабинетных часов XIX века». Какая-либо дополнительная информация о напольных часах отсутствовала.

Сотрудники Туринского дома-музея декабристов неоднократно предпринимали попытки собрать информацию об этом таинственном заморском экспонате. И вот спустя, более четверти века, благодаря консультативной помощи московских реставраторов часовой мастерской «Реставрация времени» удалось узнать, что часы относятся к высшим, элитным напольным часам типа «БигБэн», изготовленным в XVIII веке Чарльзом Кэмпбеллом (1770–1812) в Борроустоуннессе или Бонессе (Шотландия) около 1790 года. Известно, что Кэмпбелл был весьма плодовитым часовщиком.

Корпус часов выполнен из красного дерева, покрыт шпоном из ореха и обработан шеллаком, имеется инкрустация из латуни, резной орнамент над дверью, фланговые рифленые колонны по бокам, инкрустированный ствол из атласного дерева с фланговыми четвертными колоннами и заканчивающимися на квадратном цоколе с оригинальными кронштейнами. Высота часов – около 2,5 метров. Часы тридцатидневные, на циферблате изображен цветочный мотив с римским и арабским циферблатом, имеется заводной механизм: слева бой, справа ход. Часы отбивают в колокол час и получас. Стрелки кованые, хрупкие, изящные. Есть у часов и дополнительные механизмы: вверху у цифры «12» – секундный циферблат, внизу у цифры «6» – календарный циферблат. Оба механизма заводятся одним ключом одновременно.

Над циферблатом видна фирменная подпись мастера: Чарльз Кэмпбелл. Бонесс. Известно, что часы с подобным барабанным механизмом (ручеек) и подвесом изготавливали до 1830-х годов. Вверху циферблата наносили гравировку не мастерской или завода-изготовителя, а фамилию и имя мастера и, как правило, указывали слово «Лондон». В то время по всей Англии насчитывалось около десяти мастеров, которые изготавливали подобные изделия; они могли жить в разных населенных пунктах, но неизменно маркировали циферблат словом «Лондон», что было своеобразным знаком качества.

У музейных часов такой маркировки нет, слово «Лондон» отсутствует. Возможно, заказчик часов не пожелал, чтобы слово «Лондон» наносили на изделие, либо русские купцы заказали непосредственно часовой механизм, а корпус часов был изготовлен в России (в стране в те годы работали именитые мастеровые-краснодеревщики). В таких случаях механизм часов всегда создавали в Германии, Англии и Франции, так как в России не умели делать часовые механизмы высокого качества.

Существует несколько версий появления этих часов в России. Одна из них – часы изготовлены на заказ, другая – часы привезены как трофей из Европы после окончания Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Причем подобную вещь имел право взять с собой офицер рангом не ниже майора, простым солдатам это делать было запрещено. Музейные сотрудники продолжают устанавливать историю этих уникальных часов.

*Статья подготовлена в соавторстве с Маргаритой Михайловной Новоселовой, хранителем фондов Туринского дома-музея декабристов, и Ольгой Владимировной Щиновой, главным специалистом по развитию Свердловского областного краеведческого музея.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Константин Аникин – о сабле «Фрегат «Светлана»

Историк Николай Неуймин – о картине «Дом Ипатьева»

Археолог Анна Мосунова – о погребениях эпохи энеолита

Историк Елена Третьякова – о материалах секции бывших военнопленных и узников фашистских концлагерей

Историк Любовь Двинских – о погонах и других вещах космонавта Юрия Гагарина

Историк Ольга Махонина – об уральской медной посуде

Историк Екатерина Кушниренко – о фотокопии картины «Передача Романовых Уралсовету»

Археолог Светлана Панина – о навершии на жезл в виде головы белки

Историк Елена Ваулина – о древнегреческой пелике

Историк Николай Неуймин – о портрете из кабинета императрицы Марии Федоровны

Историк Алексей Федотов – о «дьявольских шарах» из кости

Историк Ольга Махонина – о банке старателя

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Темы новости:
Блог, Личное дело, Наши сотрудники, Туринский дом-музей декабристов, Туринский краеведческий музей