Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

С конца марта по 29 июня коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

О плакате «Что ты сделал для пуска 1-го октября домен Магнитогорска?», который в 1931 году исполнила выездная бригада АХР и выпустила хромолитография треста «Уралполиграф» в Свердловске, рассказывает старший научный сотрудник отдела истории Урала Екатерина Петровна Кушниренко.

Ассоциация художников революционной России (АХРР) была основана в Москве в 1922 году. Опираясь на традиции передвижников, эта организация стремилась создавать содержательные произведения, отражающие советскую действительность. Ее организаторы – А. Е. Архипов, Ф. С. Богородский, Е. А. Кацман, С. М. Карпов, С. В. Малютин, А. А. Сидоров. В своей декларации «Ассоциация художников революции» провозглашала следующее:

«Наш гражданский долг перед человечеством – художественно-документальное запечатление величайшего момента истории в его революционном порыве. Мы изобразим сегодняшний день: быт Красной Армии, быт рабочих, крестьянства, деятелей революции и героев труда… Мы дадим действительную картину событий, а не абстрактные измышления, дискредитирующие нашу революцию перед лицом международного пролетариата».

АХРР имела представительства по всей Советской России, а также в Украине, в Грузии и в Узбекистане. К 1926 году ассоциация объединяла около 650 художников, а число ее филиалов достигло 40. В 1928 году АХРР переименовали в Ассоциацию художников революции (АХР), которая была ликвидирована в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года.

В 1925 году возник Уральский филиал Ассоциации художников революционной России (АХРР), состоявший почти целиком из выпускников Екатеринбургской художественно-промышленной школы: И. К. Слюсарева, Н. С. Сазонова, А. А. Кудрина, А. Ф. Узких и других. Возглавлял филиал педагог школы А. Н. Парамонов.

Еще в 1920-х годах для подготовки тематических выставок АХРР стала практиковать творческие командировки художников в промышленные области и национальные республики. Благодаря широкой государственной поддержке перед 8-ой выставкой АХРР («Жизнь и быт народов СССР») 1926 года на Урале побывала группа московских и ленинградских художников. Сотня их работ составила на выставке особый отдел Урала.

В 1930-е годы практика творческих поездок на промышленные предприятия получила новый виток в связи с грандиозным строительством на Урале. Это время организации объявленного в стране массового «культпохода на уральские стройки», шефства столичных деятелей искусств над краем, охваченного индустриальным строительством. В этом «культпоходе» встретились, как писали тогда, желание художников включиться в дело социалистического строительства и установка партии большевиков «приблизить» искусство к трудовым массам.

В 1931–1933 годах на Магнитострое и других уральских новостройках плодотворно работали бригады московских художников во главе с Ф. А. Модоровым. Уже в конце 1931 года 345 произведений показали в Москве на специальной выставке «Гиганты Урала». В 1932 году, к 15-летию Октябрьской революции, в Свердловске устроили выставку «Социалистическое строительство Урала» – 700 произведений московских художников, приезжавших работать на Урал. Ряд произведений исполнила группа местных художников.

Создание «изоматериалов» индустриализации требовало усилий не только от столичных художников, но и должно было «мобилизовать» местные художественные силы. Уральские художники наравне с московскими и ленинградскими коллегами старались идти «в поход за боевое пролетарское самодеятельное искусство». И здесь очень помогало совместное с художниками из Москвы и Ленинграда участие в выставках. Как отмечает искусствовед С. П. Ярков, «совместная работа с художниками Москвы и Ленинграда дала уральским живописцам образцы тем, мотивов и технических приемов «нового социалистического искусства». Об этом в своих воспоминаниях писал один из самых ключевых художников местного АХР Н. С. Слюсарев:

«Преобладал пейзаж. Но что осталось от традиционных кладбищ, часовен, уютных лесных полянок, идиллических заводей! Они уступили место индустриальным пейзажам ВИЗа, Уфалея, Гумешек, Лысьвы, Каслей, Ревды, Хромпика, Первоуральской, Нижних Серёг. Налицо была работа выездных бригад АХР».

Ассоциация художников революции строила свою работу на основе бригадного метода – необычайно популярного в СССР в то время. Бригады должны были строиться не только на основе близости формальных установок, но и по принципу тематической специализации художников (бригады, разрабатывающие темы Красной Армии, заводов, колхозов и т. д.), не должны были соединяться механично и превышать 10 человек. По словам искусствоведа Е. Ю. Дёготь, «в художественном мире эпохи культурной революции ось социального общения художников со зрителями и друг с другом оказывалась гораздо важнее, чем само произведение, его материальность и тем более его «качество», неразрывно связанное с буржуазным рынком». Поэтому произведения, имевшие невысокую художественную ценность, были важны, прежде всего, как часть «художественной летописи» индустриализации.

Можно даже говорить, что для советского искусства периода «культурной революции» (до 1932 года) свойственна некоторая анонимность, отдаленно напоминающая искусство средневековое. Так и на нашем плакате мы не увидим фамилий художников, только подпись выездной бригады.

Призыв на плакате «Что ты сделал для пуска 1-го октября домен Магнитогорска?» отсылает нас к широкомасштабной агитационной кампании 1930–1931 годов в поддержку форсированного строительства доменных печей Магнитостроя. Первоначально пуск первой из них планировался на осень 1931 года, и, в связи с этим, в органах столичной и местной печати уже с весны 1930-го активизировалась деятельность по привлечению молодежи на «величайшее в мире строительство».  Художники – члены АХР, со своей стороны, также подключились к пропагандистской кампании, и представленный плакат – один из многочисленных примеров действенной наглядной агитации.

И хотя сроки строительства оказались невыполнимы (первая доменная печь была пущена в январе 1932 года), это никак не умалило значения изобразительных материалов, доставшихся нам в ходе индустриальной гонки начала 1930-х годов.

При подготовке материала использована литература: 

  1. И. Я. Мурзина, А. Э. Мурзин «Художественные выставки 1930-х гг. как репрезентация индустриального образа жизни Урала».
  2. Революция и культура: сквозь призму времени: монография / Г. А. Аванесова, О. Н. Астафьева, Н. Б. Кириллова, К. Э. Разлогов и др. ; отв. ред. Н. Б. Кириллова.
  3. С. П. Ярков «Рождение Свердловского союза художников и художественная жизнь Урала 1920-1930-х гг.».
  4. Н. Н. Серебренников «Урал в изобразительном искусстве».
  5. Н. С. Сазонов «Записки уральского художника».
  6. Е. Ю. Деготь «Советское искусство между авангардом и соцреализмом. 1927–1932».

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Константин Аникин – о сабле «Фрегат «Светлана»

Историк Николай Неуймин – о картине «Дом Ипатьева»

Археолог Анна Мосунова – о погребениях эпохи энеолита

Историк Елена Третьякова – о материалах секции бывших военнопленных и узников фашистских концлагерей

Историк Любовь Двинских – о погонах и других вещах космонавта Юрия Гагарина

Историк Ольга Махонина – об уральской медной посуде

Историк Екатерина Кушниренко – о фотокопии картины «Передача Романовых Уралсовету»

Археолог Светлана Панина – о навершии на жезл в виде головы белки

Историк Елена Ваулина – о древнегреческой пелике

Историк Николай Неуймин – о портрете из кабинета императрицы Марии Федоровны

Историк Алексей Федотов – о «дьявольских шарах» из кости

Историк Ольга Махонина – о банке старателя

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музей истории и археологии Урала, Наши сотрудники