Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Екатерина Кушниренко – о скульптурных портретах Николая II, членов царской семьи и их приближенных

С конца марта по 21 июля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

На прошлой неделе состоялись традиционные мероприятия в рамках XIХ Международного фестиваля православной культуры «Царские дни». В продолжение темы памяти последнего российского императора и его семьи старший научный сотрудник Екатерина Петровна Кушниренко рассказывает о скульптурных портретах Николая II, его семьи и приближенных (реконструкция Сергея Алексеевича Никитина, авторская копия, 1996 год) из постоянной экспозиции Музея истории и археологии Урала

Сергей Алексеевич Никитин родился 3 мая 1950 года в Москве, окончил Московский мединститут имени Пирогова. Будучи судмедэкспертом высшей категории Московского бюро судмедэкспертизы, он принимал участие в идентификации останков, обнаруженных на Старой Коптяковской дороге. Используя методику Герасимова, Сергей Никитин восстановил скульптурные портреты по черепам Николая II, его жены Александры Федоровны, их дочерей — Ольги, Татьяны, Анастасии; кроме того, лейб-медика Е. С. Боткина, комнатной девушки А. С. Демидовой, лакея Труппа.

Тела жертв, убитых 17 июля 1918 года в Ипатьевском доме, отвезли в урочище «Четыре брата», где они находились сутки, а потом были перезахоронены на Старой Коптяковской дороге (ныне лесопарк Железнодорожного района города Екатеринбурга). В 1979 году геолог Александр Авдонин и писатель Гелий Рябов обнаружили останки царской семьи в свердловском лесопарке, но поскольку в советское время подобная активность не приветствовалась, с официальным объявлением пришлось повременить. Только в 1991 году Александр Авдонин решился официально заявить о находке.

Сергей Алексеевич Никитин впервые увидел останки в 1991 году в Свердловске: «Их я впервые увидел 23 августа 1991 года в тире Верх-Исетского РУВД Свердловска, куда наша экспертная группа прибыла разу после окончания путча в Москве. Первое впечатление было, что нахожусь в подвале Ипатьевского дома: останки лежат на полу перед стеной, изрешеченной пулями, вокруг стреляные гильзы. Императора я узнал не сразу. Вначале мне показалось, что останки царя — это скелет № 9 , тем более, что на лбу «девятки» был рубец на кости, похожий на прижизненный. Но 27 числа я сидел за столом, исследуя и маркируя останки, и вдруг что-то заставило меня оглянуться в правый дальний угол тира, где лежал скелет № 4. Возможно, свет падал как-то по-особому, может быть, череп был повернут в нужном ракурсе, но я его узнал в то же мгновенье. Тогда, в августе, никто не поверил, что «номер 4» — император».

В 1992 году прокурор-криминалист Генеральной прокуратуры РФ Владимир Соловьев возбудил уголовное дело по факту обнаружения останков. Эксперт Сергей Абрамов в 1993 году провел компьютерное наложение обнаруженных черепов и прижизненных фотографий. Сергею Никитину же следователь Владимир Соловьев поручил выполнить восстановление облика останков, которое началось 18 августа 1994 года. Выполнялось оно по методике российской школы антропологической реконструкции, основанной М. М. Герасимовым. Работал Сергей Алексеевич в здании городского морга Екатеринбурга, где на тот момент хранились останки.

В ноябре 1994 года следователь Соловьев дал Сергею Никитину фотографии Николая II, членов его семьи и их приближенных. Каждую реконструированную голову по очереди сравнивали с фотопортретами, и в итоге удалось констатировать сходство с ними в форме и деталях лица и соответствие их пропорциональных соотношений. Голова, реконструированная по черепу № 1, соответствовала фотографии горничной Демидовой, № 2 — доктора Боткина, № 3 — великой княжны Ольги, № 4 — Николая II, № 5 — великой княжны Татьяны, № 6 — великой княжны Анастасии, № 7 — императрицы Александры Федоровны, № 9 — камердинера Труппа. Облик человека под № 8 восстановить не удалось из-за чрезмерного разрушения его черепа кислотой.

В 1995 году по фотографиям были смоделированы прически, а у императора и доктора Боткина — еще и усы и бороды. Сомнений не оставалось: останки безусловно принадлежали убитым в ночь на 17 июля 1918 года членам царской семьи и их приближенным.

Отсутствие среди портретных реконструкций скульптур великой княжны Марии Николаевны и цесаревича Алексея Николаевича объясняется тем, что в 1990-е годы их останки еще не были найдены. Их захоронили вдали от основной могилы и обнаружили только в 2007 году по инициативе краеведов Виталия Шитова и Николая Неуймина.

Сегодня копию скульптурных портретов царской семьи с приближенными, выполненную самим Сергеем Алексеевичем Никитиным в 1996 году специально для Свердловского областного краеведческого музея, можно увидеть в Зале памяти Романовых Музея истории и археологии Урала.

Хотите узнать больше о последних днях и гибели императорской семьи в Доме инженера Ипатьева? Посмотрите экскурсию Николая Неуймина, заведующего отделом истории династии Романовых, по Дому особого назначения, воссозданному в 3D.

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе

Искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах 

Историк Александр Мальцев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Сатир»

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о серии спичечных этикеток «Города-герои»

Историк Любовь Козырева – о пластинке «Марш Агафуров» 

Археолог Светлана Савченко – об уникальных кинжалах Шигирской коллекции

Историк Лев Фадеев – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Бертран де Борн»

Орнитолог Алексей Гурин – о скрытной кукше

Археолог Светлана Савченко – о рыболовных орудиях каменного века

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о наборе спичечных этикеток «30-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне»

Культуролог Полина Губкина – о скульптуре Эрнста Неизвестного «Кентавресса» 

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музей, Музей истории и археологии Урала, Наши сотрудники, Романовы на Урале