Версия для слабовидящих

Личное дело: историк Алексей Федотов – о японских нэцке

С конца марта по 30 апреля коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

О японских нэцке в восточной коллекции музея рассказывает главный научный сотрудник отдела истории Урала Алексей Николаевич Федотов.

Возможно, вы помните, как в конце XX века небольшие прилавки сувенирных киосков наводнили нэцке, изображающие причудливых высоколобых мудрецов. В Екатеринбурге такие предметы можно было легко найти на аллее проспекта Ленина, возле Площади 1905 года, где торговали художники и коллекционеры. Однако называть эти фигурки нэцке зачастую неправильно. В японской культуре за ними закреплен термин «окимоно» – «поставленная вещь». Так называли любую статуэтку декоративного характера, предназначенную для интерьера.

Термин «нэцкэ» появился в XVII веке и дословно означает «корень, прикреплять». Главное отличие этого изделия от других декоративных предметов из кости или камня – его функция, напоминающая функцию брелка. Сложенный пополам шнур продевали за пояс кимоно таким образом, что на одном свисающем конце находился кисет, кошелек или специальная коробочка-«инро», а на другом – в качестве противовеса – нэцкэ (вспомним, что в традиционной одежде любого народа зачастую отсутствуют карманы).

Нэцкэ могли изготавливать из слоновой кости, моржового клыка, дерева, древесного корня, черепахового панциря, оленьего рога, коралла, янтаря, нефрита, мыльного камня или металла. Небольшой размер этих предметов (от 2–3 до 15 см) предполагал ювелирную искусность при работе с любым из этих материалов.

Разновидностей нэцкэ было довольно много: среди них резные фигуры – «катабори»; «мэн» – уменьшенные копии театральных масок «но»; кагамибута с декоративной металлической крышкой и другие. В фондах нашего музея сохранились три нэцке разновидности «мандзю». Мандзю выполняли в виде толстого диска, чаще всего из слоновой кости; иногда делали из двух половинок. Изображение наносили методом гравировки, которая, как правило, сопровождалась чернением. Название такие нэцке получили благодаря сходству с круглой плоской рисовой лепёшкой мандзю. Наши экспонаты условно датированы второй половиной XIX века, когда именно такой вид нэцке был наиболее распространен в Японии.

Рассмотрите другие изящные предметы из восточной коллекции музея!

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Константин Аникин – о сабле «Фрегат «Светлана»

Историк Николай Неуймин – о картине «Дом Ипатьева»

Археолог Анна Мосунова – о погребениях эпохи энеолита

Историк Елена Третьякова – о материалах секции бывших военнопленных и узников фашистских концлагерей

Историк Любовь Двинских – о погонах и других вещах космонавта Юрия Гагарина

Историк Ольга Махонина – об уральской медной посуде

Историк Екатерина Кушниренко – о фотокопии картины «Передача Романовых Уралсовету»

Археолог Светлана Панина – о навершии на жезл в виде головы белки

Историк Елена Ваулина – о древнегреческой пелике

Историк Николай Неуймин – о портрете из кабинета императрицы Марии Федоровны

Историк Алексей Федотов – о «дьявольских шарах» из кости

Историк Ольга Махонина – о банке старателя

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Темы новости:
Блог, Личное дело, Музей истории и археологии Урала, Наши сотрудники