Версия для слабовидящих

Личное дело: искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

С конца марта по 1 июня коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов истории и археологии рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

Старший научный сотрудник отдела по работе с посетителями Мария Медведева рассказывает о визитной карточке постоянной интерьерной экспозиции Музейно-выставочного центра «Дом Поклевских-Козелл» – мебели в стиле неоренессанс.

Интерьеры «Гостиной», «Кабинета», «Библиотеки» в Доме Поклевских-Козелл погружают в атмосферу купеческого быта XIX века. Особо привлекает внимание посетителей необычная для нашего времени мебель в стиле неоренессанс. На деревянных панелях тяжеловесных шкафов, комодов, спинках стульев и диванов мастера-краснодеревщики воплотили необычные образы, а на некоторых предметах мебели, например, на книжном шкафе из экспозиции «Библиотека», рассказана целая история. Какова история этого стиля в интерьере, каковы его основные отличительные особенности и почему же он так полюбился богатым предпринимателям и горожанам Екатеринбурга?

Рождение неоренессанса как стиля приходится на рубеж XIX и XX столетий. Неоренессанс –порождение эклектики. В это время возникает интерес к различным стилям прошлых эпох: готике, барокко, Ренессансу.

Стиль неоренессанса ведет свою историю со времен восхождения на трон короля Луи-Филиппа (1830–1848). К 1835 году культ Средневековья уступил место увлечению Ренессансом. Мастера черпали вдохновение в мотивах стиля Ренессанс и времен Генриха II. Существовавшая в те времена мода на деревянные изделия темных оттенков способствовала развитию этого стиля.

Краснодеревщики работали преимущественно с орехом и массивом дуба. Они были буквально очарованы массивной архитектурой мебели эпохи Возрождения. Столы и двухъярусные предметы мебели стали предтечей многоярусных конструкций, а богатство иконографии немного вычурной мебели вполне соответствовало вкусам времен Второй империи.

Основные художественно-стилевые особенности мебели стиля неоренессанс во всех странах следующие. Почти непременно – «архитектурообразность» предметов, обусловленная их греко-римским ордерным построением. Наиболее последовательно такое построение проводится в корпусной мебели: шкафах и сундуках. 

Композиция изделия строится подобно зданию – снизу вверх, в последовательности: цоколь  несущие опоры (колонны, пилястры, кариатида и т. п.) – карниз – фронтон кровли. В двухъярусных шкафах вводится также дополнительный карниз, разделяющий ярусы. Пространство между несущими каркаса забирается панелями, то есть дверями, заглушками (если дверь уже проема) и передними стенками ящиков. Колонны (в основном это полуколонны) и пилястры почти всегда каннелированы и имеют капители тосканского или коринфского ордера, а часто и профилированные базы. Почти ту же схему можно наблюдать и в прочей мебели: столах, креслах, стульях, кроватях. Ножки столов, стульев, крупных кресел тоже часто решаются в виде колонн. 

Для мебели в стиле неоренессанс характерно обилие объемного резного декора, который нередко соседствует с плоскими декоративными вставками. Темы объемного декора большей частью –греко-римского происхождения. Особенно помпезны огромные двухъярусные шкафы (обычно это буфеты, предназначавшиеся для приемных залов) со скульптурно резной, почти горельефной композицией, изображающей какую-либо многофигурную сцену из Библии или мифов.

Немалый вклад в развитие неоренессанса внес декоратор Мишель Жозе Наполеон Лиенар (1810–1870). Для своих орнаментов он многое позаимствовал из искусства XVI века: рамки, переплетения, несколько тяжеловесная резьба, вечные химеры,кариатиды, амуры, сатиры, ряды морских раковин, гримасничающие фигуры… Использование подобного декора становится отличительным признаком мебели в стиле неоренессанс.

В России, в первую очередь в Петербурге, в стиле неоренессанса строят достаточно много зданий с соответствующей декорировкой; правда, здесь используют не только античные элементы, но и стилевые элементы романской и готической архитектуры и даже арабские мотивы. Такая архитектура в целом всегда была ближе в своих стилевых формах и принципах сложения итальянскому Возрождению, чем французскому классицизму. В стиле неоренессанса решен декор, например, Николаевского дворца для Великого князя Николая Николаевича (архитектор  А. Штакеншнейдер, 1853–1861 годы), дворца Великого князя Владимира Александровича, сына Александра II (архитектор А. Резанов, 1864–1872 годы), дворцы Л. Кочубея (архитектор Г. Боссе) и Н. Кушелева-Безбородко (архитекторы Г. Боссе и Э. Шмидт).

Мода на все французское царила в аристократических кругах в России XIX века, и закономерно, что неоренессанс сначала возникает в дворцовых интерьерах, а затем уже появляется в интерьерах провинциальных усадеб и городских купеческих домов. Богатым купцам этот стиль пришелся очень по душе: обставляя дом подобной мебелью, можно было успешно продемонстрировать свой статус. К тому же, тяжеловесная и изобилующая причудливым декором мебель выглядит надежно, прочно, основательно и может перейти в наследство многочисленным отпрыскам.

Цветовая палитра убранства комнат, как правило, – темные, приглушенные, мягкие цвета, не бросающиеся в глаза сами по себе, но в совоокупности превосходно преподносящие обстановку. Стиль неоренессанс более всего близок городскому жителю. В нем нет ни вычурности, ни китча, а можно найти лишь приятно-сдержанную красоту.

В экспозиции Дома Поклевских-Козелл мебель в стиле неоренессанс хранится в кабинете и библиотеке, и не случайно. Массивность подобной мебели ассоциировалась с надежностью, искусный декор – с богатством и даже роскошью. Ренессансные мотивы резьбы по дереву намекали на образованность и любовь хозяина дома к искусству. Оформленные подобной мебелью кабинеты можно найти не только в предпринимательской среде, но и в кругу высшей аристократии XIX века. А как раз высшая знать задавала моду на стили в интерьере.

В XIX веке мода на произведение Гете «Фауст» затронула даже искусство изготовления мебели. В Доме Поклевских-Козелл можно увидеть книжный шкаф, на прямоугольных филенках которого мастер-краснодеревщик вырезал основные сцены этого произведения и самого главного героя –Мефистофеля, скульптура которого несколько раз повторяется в декоративном оформлении. Стиль неоренессанс с его любовью к почти скульптурному декору, резным панно как никакой другой подошел к воплощению идеи заказчика.

В княжеском кабинете Несвижского замка можно увидеть стулья с X-образными ножками курульного типа, завершающимися львиными лапами. Такой тип ножек пришел из Древнего Рима, где стул с X-образными загнутыми ножками мог принадлежать только высшим магистратам. В период эклектики мебельщики воспроизводили древнеримские курульные кресла в качестве предмета обстановки роскошных аристократических особняков, поскольку такая мебель ассоциировалась с величием императорского Рима. Спинки стульев – высокие, простеганные. В боковых устоях стульев узнаются те же мефистофельские лики, которые можно наблюдать на панелях книжного шкафа из дома Поклевских. Навершия стульев украшены драконами. Похожий мотив украшения фигурами драконов, правда, только уже спинки дивана, мы видим на диване из дома Поклевских-Козелл. У кресла из дома Поклевских-Козелл более богатая резьба. Ножки кресла имеют вид львиных лап. Подлокотники украшены львиными головами. Образ льва – один из самых популярных в мире. Он встречается в культурах разных стран Европы, Азии, Африки и везде неизменно символизирует силу, доблесть, храбрость, власть. Высокая спинка стула также простегана, но более вытянута, и поле, украшенное резьбой, здесь гораздо больше, резьба выглядит богаче.

В свое время Ренессанс во главе с итальянскими мастерами вернул человечеству круглый стол. Это был своего рода символ демократии: нет ни начала стола, ни его конца, нет ни главы, ни смиренных домочадцев. Каждый из сидящих легко мог наблюдать за всеми собеседниками, что создавало более непринужденную, интимную обстановку.

В кабинете Дома Поклевских-Козелл также есть круглый массивный стол с ножками в виде фигур грифонов. Расположенный около камина, он служит местом, где хозяин дома мог неформально пообщаться со своими друзьями или деловыми партнерами, и круглая форма как раз способствует созданию непринужденной обстановки.

На примере экспозиции Дома Поклевских-Козелл можно увидеть, что модные образцы мебели, которыми украшали свои дома богатые предприниматели Екатеринбурга XIX века, были не только выдающимися для купеческой среды, но и могли составить конкуренцию мебели аристократических кругов. Интерьеры домов предпринимателей были замечательными образцами работы мастеров-краснодеревщиков и отражали статус выдвинувшегося на первый план в конце XIX века класса буржуазии.

Познакомьтесь с дополнительными иллюстрациями к статье в специальной презентации!

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Константин Аникин – о сабле «Фрегат «Светлана»

Историк Николай Неуймин – о картине «Дом Ипатьева»

Археолог Анна Мосунова – о погребениях эпохи энеолита

Историк Елена Третьякова – о материалах секции бывших военнопленных и узников фашистских концлагерей

Историк Любовь Двинских – о погонах и других вещах космонавта Юрия Гагарина

Историк Ольга Махонина – об уральской медной посуде

Историк Екатерина Кушниренко – о фотокопии картины «Передача Романовых Уралсовету»

Археолог Светлана Панина – о навершии на жезл в виде головы белки

Историк Елена Ваулина – о древнегреческой пелике

Историк Николай Неуймин – о портрете из кабинета императрицы Марии Федоровны

Историк Алексей Федотов – о «дьявольских шарах» из кости

Историк Ольга Махонина – о банке старателя

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Темы новости:
Блог, Личное дело, МВЦ «Дом Поклевских-Козелл», Наши сотрудники