Версия для слабовидящих

Личное дело: искусствовед Галина Манжола – об Агафуровских дачах

С конца марта по 29 июня коллектив Свердловского областного краеведческого музея работает удаленно – в отрыве от своих зданий, экспозиций и коллекций. Мы попросили сотрудников отделов различных отделов рассказать о своих любимых предметах из собрания СОКМ – тех, что входят в сферу их научного интереса и по которым они особенно скучают.

Ведущий научный сотрудник Музейного клуба «Дом Агафуровых» Галина Ананьевна Манжола рассказывает о легендарных Агафуровских дачах.

Будучи музейным сотрудником и проводя экскурсии по дому Агафуровых, нередко в самом начале я спрашиваю, что знают наши горожане об этой, когда-то очень известной, купеческой семье. Кто-то – ничего, но чаще всего многозначительно улыбаются или говорят об Агафуровских дачах, подразумевая психбольницу. Тогда я предлагаю в процессе экскурсии выяснить, какое отношение имели Агафуровы к психбольнице и что же такое «Агафуровские дачи». А вам, друзья, предлагаю познакомиться с моим небольшим эссе с исторической фактологией на дачную тему!

Немного о дачной жизни…

С наступлением устойчиво-теплых дней большинство из нас стремятся оказаться на даче, подальше от городской суеты – поменять окружение и получить хорошую порцию релакса. Хотя, в сегодняшних непростых условиях пандемии, на дачах многие живут уже с апреля.

Привычное для нас понятие «дача» существовало не всегда. Самые первые русские дачи появились еще в начале XVIII века под Петербургом. Петр I даровал своим приближенным небольшие земельные участки для летнего отдыха, где по типовому проекту возводили усадебные постройки. Было это исключительно привилегией дворян. Василий Никитич Татищев, основатель нашего города, дворянин по происхождению, в том же далеком XVIII веке, выбрав место на Вознесенской горке в окрестностях Екатеринбурга, обустроил для себя загородный дом с баней и огородом. И вид красивый, и воздух тогда еще свежий. Позднее дачи появились и у последователей Татищева.

В историческом очерке А. Афиногенова о прошлом города (Справочник по Екатеринбургу за 1922 год) можно прочитать: «На самую «Генеральскую дачу» попасть было нельзя, там жил генерал, главный начальник уральских горных заводов. Вековой лес дачи был огорожен. Дачный дом, плотина, запруживающая речку Ольховку, кирпичный мост – аркой через родник, впадающий в прудок, – веют стариной и сохранились до нашего времени…».

Многое менялось, и в XIX веке выезд на дачу стал традиционным для обеспеченных горожан, прежде всего для купцов, которые со временем обустроили загородные дома. В те времена все города России, даже небольшие, были окружены дачами, которых становилось все больше. Многие справочники по Екатеринбургу публиковали сведения, где можно провести лето. Одним из самых популярных мест в нашей округе считалось озеро Шарташ, на берегу которого «раскинулись многочисленные дачи горожан». Одну из дач на берегу пруда, но уже на месте современного Центрального парка культуры и отдыха имени В. В. Маяковского, имел крупнейший уральский золотопромышленник Яков Иванович Расторгуев.

Недалеко от мыса Городского пруда, на берегу располагалась дача городского головы, купца Ильи Ивановича Симанова. В окрестностях Екатеринбурга можно было встретить дачи богатых купцов Злоказовых, Белиньковых, Клепининых, Рязановых. Дачи крупнейших предпринимателей братьев Агафуровых находились на Сибирском тракте и в районе Верх-Исетского завода.

Для многих жителей нашего города фамилия купцов Агафуровых неразрывно связана с дачами, а дачи – с психбольницей. Еще в 1914 году по решению Пермского губернского земства недалеко от уездного города Екатеринбурга на 8-м километре Сибирского тракта начали строительство психиатрической больницы. Работы должны были завершить к 1918 году. Возводили больницу в двух километрах от дач Агафуровых. Работы прервали известные в нашей стране исторические события, возобновили стройку только в 1920-х годах, а в марте 1928-го состоялось открытие больницы. Там она и существует по сей день. В советское время бытовало мнение, что психиатрическая больница каким-то образом связана с самими купцами: то ли деньги на больницу выделяли, то ли сами были нездоровы. Но нет: как известно, Агафуровы были абсолютно здоровы психически и время проводили на своих дачах с большим удовольствием.

В мае–июне Агафуровы, как и все купечество, всей семьей выезжали из шумного города и поселялись на дачах. Уральское лето хоть и короткое, но возможность провести его на природе наверняка воспринимали с воодушевлением. Хлопоты, связанные с переездом на дачу, не могли омрачить предстоящей радости. Все предвкушали дачные удовольствия: неспешные прогулки в лес или на озеро, новые знакомства, беседы за вечерним чаем на открытой веранде, чтение книг, музицирование. И вот многочисленное купеческое семейство с прислугой и немалым скарбом, куда входят ящики с посудой, бельем, одеждой, книгами, детскими игрушками, отправляется в ближайший пригород – в свою загородную усадьбу.

Рассматривая сохранившиеся семейные фотографии Агафуровых, можно представить, как проходил один из дней на даче. Солнечное утро. После чая Камалетдин Агафуров, старший из трех знаменитых братьев, с женой Бадыгельнисой медленно прогуливаются по дорожкам сада. Дойдя до беседки, они присаживаются на чугунную ажурную садовую скамейку, позируя домашнему фотографу. Полуулыбки и следы прожитых лет на лицах, а за спиной – сосновый лес, приятная прохлада и тишина вокруг.

Но вот раздаются веселые возгласы: молодое поколение, ловкое и неугомонное, играет в крокет. Участники игры ударами деревянного молотка проводят свои шары через ряд небольших проволочных ворот, расставленных в определенном порядке. Подвижные игры на воздухе – одно из любимых занятий и детей, и взрослых. Легкие летние одежды, на головах неизменные тюбетеечки. В светлом дачном платье – Мариам, младшая дочь Зайнетдина.

Неподалеку остановился и сам Зайнетдин, средний из братьев. Мысли о торговых и общественных делах не отпускают, но как приятно вдохнуть аромат цветов, прогуливаясь по саду! Возможности надолго задержаться на даче нет, уже завтра надо возвращаться в город. Супруга Зайнетдина Асма, стоя на широкой террасе, обдумывает обеденное меню. Хлопот много, ведь гостеприимство – одна из традиционных черт большой семьи.

День становится жарким и душным. Как хорошо поплавать в маленьком прудике, сбежав по длинной широкой лестнице от дома, переодеться в дощатой купальне и окунуться в прохладную воду! Дно не илистое, как бывает в небольших водоемах, а выложено досками из лиственницы.

Магира, старшая и уже замужняя дочь Зайнетдина, стоя на высокой веранде, приглашает всех на обед. За большим столом собираются не только родственники, но и служащие Торгового дома братьев Агафуровых, отдыхающие на даче со своими домочадцами. После обеда находится дело для каждого – время, проведенное на даче, не повод для безделья: уборка территории, хлопоты на кухне и в доме, огородные и садовые работы.

Дела закончены, можно и на крылечке посидеть. Задумчиво перебирают струны своих музыкальных инструментов мужчины, создав шутливое трио. Вечерний чай – дело долгое и неспешное. Аромат срезанных цветов плывет по террасе. Солнце клонится к закату. Время игры на фортепиано, задушевных бесед, настольных игр и прогулок по саду.

Так, или может быть так, проходило далекое уральское лето дачной жизни.

Текст подготовлен по материалам:

1. Бухаркина О. «Полтинник за удовольствие…». Газета «Уральский рабочий», 2016.
2. Микитюк В. Расторгуев Яков Иванович. Екатеринбург. Энциклопедия. 2002.
3. Зорина Л., Слукин В. Улицы и площади старого Екатеринбурга. 2005.
4. История СОКПБ. https://www.sokpb.ru/about-the-institution/история-сокпб/
5. Федорец А. Дачная жизнь московских купцов. https://Vern’s.ru. history.

 

Познакомьтесь с другими рассказами из цикла «Личное дело»: 

Историк Екатерина Кушниренко – о натюрморте архитектора Вениамина Соколова

Археолог Светлана Савченко – о стрелах-птицах

Историк Елена Третьякова – о сувенирной кукле из Венгрии

Историк Эльвира Мамедова – о сахарной голове из Антониновского клада

Историк Алексей Федотов – о японских нэцке

Историк Екатерина Кушниренко – о компасе из семьи архитектора Вениамина Соколова

Историк Любовь Козырева – о чайницах фирмы «Братья Агафуровы»

Историк Ольга Махонина – об автомобиле изобретателя Дмитрия Петунина

Историк Ирина Родина – о ступе из агата для размола медпрепаратов

Историк Елена Третьякова – о письмах с фронта для актрисы Марии Викс

Историк Римма Мусихина – о фотографии начальника полярной станции Анатолия Шаршавина

Историк Любовь Давыдова – об элитных напольных часах

Археолог Светлана Савченко – о древних веслах Урала

Историк Екатерина Кушниренко – о белобородовских банкнотах

Историк Борис Кошелев – о граммофоне и пластинках братьев Пате

Археолог Светлана Панина – об идоле в виде «человека-совы»

Историк Екатерина Кушниренко – о музыкальном синтезаторе «Поливокс»

Историк Любовь Давыдова – о настенных часах фирмы Филипп Хаас

Историк Татьяна Бахарева – об уральских бураках

Историк Любовь Козырева – о витражном окне в Доме купцов Агафуровых

Искусствовед Мария Медведева – о мебели в стиле неоренессанс

Заведующая Музеем природы Елена Скурыхина – о коллекции спичечных этикеток Владимира Козлова

Историк Любовь Давыдова – о каминных часах из Туринска

Историк Елена Ваулина – о древнеегипетских ожерелье и статуэтке

Историк Алексей Федотов – о китайских народных картинах «няньхуа»

Историк Татьяна Бахарева – о предметах, плетеных из бересты

Искусствовед Мария Медведева – об уральских сундуках

Историк Екатерина Кушниренко – об агитационном плакате эпохи строительства домен Магнитостроя

Орнитолог Алексей Гурин – об обыкновенной пищухе
Темы новости:
Блог, Личное дело, Музейный клуб «Дом Агафуровых», Наши сотрудники