Версия для слабовидящих

Артинский музей рассказывает: к годовщине трагических событий 26 июля 1918 года

Сотрудники Артинского исторического музея подготовили рассказ о трагических событиях в поселке 26 июля 1918 года – по воспоминаниям, записанным для потомков А. А. Власовым.

Лето 1918-го. Первый год советской власти. Новое пробивает себе дорогу, а старое отчаянно сопротивляется.

В конце мая подняли мятеж белочехи. Чехословацкий корпус, растянувшийся по железной дороге от Пензы до Владивостока, как бикфордов шнур, зажег белогвардейские и кулацкие восстания. Были белочехи и в Михайловске.

В Артях неспокойно. Не было хлеба, денег для расчета с рабочими. На торговцев и спекулянтов новая власть наложила денежную контрибуцию. У кулаков отнимали излишки зерна. Эсеры и кулаки распускали слухи о скором падении советской власти.

В июне вспыхнули первые мятежи: в Новозлатоустовской, Сажинской и Поташинской волостях. Активистов советской власти там зверски избивали и закапывали еще живыми. В поддержку им по решению Артинского ревкома из завода Арти вышел отряд красногвардейцев под командованием Т. И. Шевалдина.

17 июля, после ухода отряда Шевалдина в сторону села Новый Златоуст, в поселке начался мятеж. Он был не стихийным, а тщательно продуманным и подготовленным. Протяжно завыл заводской гудок. По поселку поскакали верховые арестовывать советских активистов. На окраинах появились посты. Арестовали более 300 человек: большевиков, советских работников, красноармейцев… Их бросили в подвалы заводского склада, заводоуправления (теперь это здание музея).

Шли допросы. В «следственной комиссии» – эсер Рыцев, офицеры Чащихин и Валявин, чиновник Подшивалов, священник Ширяев, кустарь Шадрин. Ведут отбор в группу для отправки в Михайловск, к белочехам. Среди арестованных – Королев Павел Филиппович, председатель партийной ячейки, руководитель Делового Совета завода, избранный рабочими; Тетеревков Кирилл Федорович, начальник милиции. Главный вопрос: «Кто еще с ними?». Одни арестованные отмалчивались, другие охотно шли вдоль шеренги и тыкали пальцем: «Этот… Этот». Награда за предательство – не возьмут в группу для отправки на суд.

Отправку первой группы назначили на 26 июля. Отобрали 26 человек. Арестованных сковали попарно наручниками, поставили тринадцать пар в затылок и через цепи протянули толстую проволоку. 26 скованы в один блок. Никакой надежды на побег.

Колонну отправляли рано утром. В охране – торговец Петухов (Фенич), воришка Алешка Щепочкин, верховые солдаты. Но охраны мало.

Только что закончилась ночная смена. Идут рабочие. Валявин стал хватать рабочих, направлять в конвой. Подгоняемые конвойными, где бегом, где шагом, арестованные миновали плотину, прошли мимо окраинных домов, вступили в лес. Ключи от наручников остались в Артях. Хотели ли их довести до Михайловска?

До Михайловска арестованные не дошли. На тринадцатой версте старой лесной Михайловской дороги их казнили. Фенич первым начал расправу. Кололи связанных пиками, штыками, били прикладами, рубили шашками… От криков и стонов в ужасе застыл лес… Многие конвойные, едва началась расправа, убежали, чтобы не видеть мучений своих же артинских мужиков. Оставив казненных и недобитых в душном, парном лесу, палачи вернулись в Арти.

Вечером на площади состоялся митинг. Попы отслужили молебен «за победу», а Фенич кричал об установлении своей власти… Не смея отказать мольбам родственников, власти направили за казненными подводы. Так, попарно скованных, изуродованных до неузнаваемости, их и привезли.

На следующий день к вечеру красногвардейский отряд выбил из Артей белых. Погибших с воинскими почестями похоронили на площади у больницы. После этих трагических событий из Артинского района в Красную армию ушли 1364 человека, в их числе дети из зажиточных семей.

Кто они, погибшие на Михайловской дороге?

Кроме П. Ф. Королева и К. Ф Трапезникова, были схвачены заместитель начальника милиции Иван Федорович Мотылев, заведующий продовольственным отделом волревкома Иван Байдосов, отец 4-х красноармейцев Иван Степанович Мелехов, член правления завода Иван Никифорович Елисеев. Попал в застенок недавно вернувшийся с фронта по ранению Иван Степанович Суслин, его взяли прямо из больницы. Были среди погибших несколько красноармейцев из отряда Шевалдина, только накануне вернувшиеся в поселок: Иван Васильевич Козлов, Дмитрий Иванович Щепочкин, Максим Анисимович Прокопенко, Иван Степанович Шутов, заводские рабочие, командир красногвардейского взвода Алексей Егорович Чугаев, фельдшер Степан Андреевич Волочнев.

В группе, в основном, и были рабочие завода, те, кто изгонял заводского управителя Коробова, создавал партячейки, устанавливал и защищал Советскую власть. Их именами названы улицы  поселка Арти.

Трагические события иллюстрируют живописные полотна артинского художника П. С. Шевалдина из фондов Артинского исторического музея.

Темы новости:
Артинский исторический музей, Музейный календарь